Интервью для журнала Fool’s Mate, ноябрь 2002

Перевод на русский: Диана
Оригинальный текст: Kazumi Kanoh, Fool’s Mate
Сканы: Schu

Интервью для журнала Fool's Mate, ноябрь 2002 Интервью для журнала Fool's Mate, ноябрь 2002 Интервью для журнала Fool's Mate, ноябрь 2002 Интервью для журнала Fool's Mate, ноябрь 2002

Мияви… Пробудившееся многогранное «я».

Пред началом интервью Мияви сказал: «Я никогда не думал, что буду плакать на глазах у людей, но во время последнего фанклубного путешествия не мог сдержать слез». 31 октября Мияви, не скрывающий своих чувств, выпустит свой первый сольный альбом «Gagaku».
И перед вами его история, впервые рассказанная им самим. История о себе сегодняшнем, об альбоме, в котором отражены чувства и музыка, спавшие внутри него в течении двух лет работы в группе «Dué le Quartz».

И: Прежде всего… С чего мы начнем разговор?
М: Прежде всего, я теперь не Мияби, а Мияви. Словно влюбленная девушка, я взвесил b и v и выбрал v.

И: 31 октября выйдет альбом «Gagaku». Как возникла идея альбома?
М: Сама концепция родилась около двух лет назад… Примерно в то время, когда состоялся первый сольный концерт «Dué le Quartz». И песни, вошедшие в альбом, написаны в то же время. Так что они все довольно старые.

И: Вы играли в группе и все-таки смогли накопить достаточно песен?
М: Не то чтобы накопил… вернее сказать, что это песни, которые не подошли. И я давно думал, как можно было бы их использовать. Раз группа распалась, то все получилось таким образом.
Но на самом деле еще до распада группы я собирался издать альбом и сделать это раньше. Ну, а раз группа приняла решение о роспуске… Думаю, это было правильное решение. Даже если бы этого решения не было, «Dué le Quartz» все равно перестала бы существовать.

И: То есть даже если бы группа не распалась, вы все равно планировали выпустить этот альбом?
М: Я хотел выпустить его перед моим днем рождения 14 сентября. Но ситуация изменилась, и до 22 сентября я решил полностью сосредоточиться на деятельности группы. Иначе я бы запутался.

И: Понятно. Но перейдем теперь к содержанию альбома. Все музыкальные партии для него Вы записывали сами?
М: Да, пришлось дома устроить шум. Извините, хозяин дома! (смех)

И: Вы с самого начала планировали исполнять все партии самому?
М: Поскольку всю музыку я сочинил два года назад сам, то неизбежно и все остальное пришлось делать самому. Во время работы в группе можно было собрать различные цвета и оттенки. Темой этого альбома стало соединение того, что есть внутри меня, и я хотел пропустить это все только через единственный фильтр черного цвета — через себя. Когда я играл в «Dué le Quartz», то возникала магия группы, сам один я не мог ее использовать, и это конечно, минус. «Gagaku» — это просто музыка, которая звучит внутри меня именно так, и поэтому я все делал сам. Так получилось быстрее.

И: Конечно, объяснить другому человеку, что у тебя в голове и добиться, чтобы он сыграл как надо — для этого нужно время.
М: Вот именно. Например, музыка и слова внутри меня составляют единое целое. Стихи и музыка рождаются внутри меня… Только я могу их выразить. А может быть это из-за моего характера: «Если я не сделаю, то никто не сделает» (горькая усмешка). Однако все делать одному — это одиноко.

И: Да, когда работаешь вместе с кем-то, можно и посмеяться и поругаться. Однако Вы, кажется, можете ссориться сам с собой (смех).
М: Да, это я умею! И еще как. Такой дурной характер (смех).

И: Внутри Вас есть несколько «Я»?
М: Да, особенно перед принятием важных решений такие раздоры происходят!

И: Это с тех пор, как вы начали сочинять музыку?
М: Да. Если сказать в хорошем смысле — это многогранность, в плохом смысле — напрасное упрямство.

И: Сколько времени заняла работа над альбомом?
М: Запись шла с трудностями, окончательное сведение заняло около месяца — сразу после окончания концерта 8 июня. О распаде группы объявили в июне, и с того времени до 22 сентября я был занят так, как никогда раньше (горькая улыбка). Но я не хотел останавливаться. Так проще найти свой собственный ритм. Я был полностью занят, стремился сделать все, что возможно. Наверное, можно было бы и расслабиться немного, но я сам себе запретил.

И: До этого Вы говорили, что у вас не было времени даже для сна?
М: Что касается сна, в последнее время я все-таки смог находить компромиссы. Это касается и музыки, я смог найти более четкое разграничение. Раньше все это представлялось мне недопустимыми уступками. Но если внимательно посмотреть, то есть необходимые вещи. Конечно, уступки недопустимы. Но ведь работа по записи музыки имеет временные ограничения. Так что по сравнению с прошлым я в значительной степени научился находить компромиссы и четкие разграничения.

И: Конечно, таким образом и эффективность работы повышается. Вы ведь в этот раз и партию вокала исполняли сами?
М: В пении я совсем зеленый. Простите (горькая улыбка).

И: Желание петь возникло у Вас давно?
М: И пение, и игра на гитаре — это лишь способы самовыражения. Но до сих пор существовал только один «я» — гитарист группы «Dué le Quartz». А в этом альбоме мне хотелось показать и другие «я». Петь было интересно, пробовать разные голоса…

И: Звучит заманчиво.
М: «Который я тут?» — доходит и до такого (смех).

И: Видимо, в музыке неизбежно проявляется и многообразие собственной личности.
М: Сейчас я постепенно стараюсь сузить фокус… после того, как показал себя. Но в пении я еще зеленый.

И: Так ведь это первый альбом.
М: Раньше мне всегда говорили, что у меня закомплексованность по отношению к собственному голосу. В этот раз так не говорили, но я чувствую, что комплекс все еще есть. Я хочу приложить старания и сделать голос сильнее.

И: Что касается альбома «Gagaku», возникал ли у Вас общий образ альбома?
М: Не было. Постепенно возникали образы каждой песни. Но тема альбома — «Я». Это что-то неуловимое, то, что, возможно, трудно осознать. Но с другой стороны, все, что бы мы не делали, окрашено этим «Я». Но мне не хотелось бы искажать это понятие.

И: То есть в этом альбоме Вы не просто хотели показать себя, сам альбом — это «Я»?
М: Да, и с этих пор рамки постепенно начинают расширяться. Сейчас я чувствую, что стою накануне серьезных перемен, все чувства стали острее. Например, раньше я никогда не плакал, наверное, и слезинки не пролил за всю жизнь. Но с тех пор, как группа распалась, все изменилось. Не узнаю себя, глаза стали на мокром месте. И не только это, другие чувства тоже стали острее.

И: Наверное, спала оболочка Мияби из «Dué le Quartz», которого мы знали..
М: Может быть. Когда работаешь в группе, в любом случае чувствуешь давление.

И: В этом альбоме проявилось ваше собственное лицо. Наверное, это сказалось и на разнообразии музыки.
М: На самом деле, я не задавал тему специально, вернее сказать, это то, что постепенно поднималось со дна моей души.

И: Среди 9 песен этого альбома сильно чувствуется индастриал. В то время, когда вы работали в группе, это направление у вас почти не проявлялось.
М: Может быть, это связано и с энтузиазмом в целом, и отчасти с особенностями моего голоса… Та часть, которая раньше была цветной, теперь была пропущена через черный фильтр, и в итоге приобрела такую форму. Не то чтобы я делал это осознанно.

И: В альбоме очень чувствуется атмосфера начала, энергия, с которой сочинялись и записывались песни.
М: Конечно, ведь она долго накапливалась и наконец нашла выход.

И: В альбоме есть и спокойные композиции, например, «Girls, be ambitious”…
М: Мне хотелось попробовать сделать и такую песню. И на пианино я играю сам, хотя и по-простому. Было бы хорошо, если бы я смог играть и на концерте. Но о концертах я пока не думаю. Сейчас главное — выпустить больше хорошей музыки.

И: То есть прежде всего — релизы?
М: Постепенно хочу выпускать больше альбомов. У меня множество музыкальных идей. Не хватает только времени (горькая улыбка). Сейчас я все делаю сам, вплоть до визуальной части. Кроме того, что я сам для себя являюсь продюсером, я также отвечаю и за все остальное. И кажется, таких людей становится все больше. Порой мне кажется, что сейчас я — это римейк образа с именем Мияви.

И: Римейк?
М: Да. Когда создаешь что-то новое, например, в такое насыщенное время, как сейчас, когда совсем нет свободного места, то уже существующее накладывается друг на друга, но новые формы при этом не появляются. И таких образов бесконечное множество. Я хотел бы освободить пространство внутри себя.

И: Сейчас Вы уже можете не думать ни о каких рамках.
М: Да. Но влияние «Dué le Quartz» все еще чувствуется. И хотя я не могу измениться сразу, но постепенно выхожу из своих рамок, постепенно расширяю их. И постепенно расширятся и мои возможности.

И: Сегодня Вы показывали свою первую официальную фотографию. Вы решили сделать черно-белое изображение, чтобы отразить использование того самого черного фильтра, о котором Вы говорили?
М: И это тоже, и сама по себе «воронья косичка» как есть. Меня часто сравнивали то с котом, то с леопардом, с животными, которые отличаются упрямым нравом (смех). В этот раз сравнивали с вороной, это было интересно.

И: Особенность вороны — острый глаз!
М: Они кажутся мне очаровательными. Ворон многие не любят, а я им очень сочувствую (смех).

И: Вы просто друзья.
М: Друзья (смех). Хотел бы я научиться обращаться с ними. Они могли бы поклевать тех, кто плохо ведет себя на концерте (смех). Но в этот раз мне очень понравилось использовать ворону во время съемок.

И: Значит, таков Ваш первый визуальный образ.
М: Да, визуальный образ тоже постепенно изменяется. Даже если я сам не меняю, то все равно он меняется. И, наверное, это лучше, чем я думал.

И: Была ли какая-то часть вашей личности, отраженная в музыке, которая впервые проявилась в альбоме?
М: Да. Если говорить в целом, то это, прежде всего, оптимизм. Сейчас, в наше время в нашем мире, жить, глядя вниз, очень просто. Закрыть на все глаза, «не хочу не о чем думать» — это легко. Но для меня это нонсенс. Какая бы ни складывалась ситуация, я хочу смотреть позитивно. Хотя на словах это звучит несколько наигранно (смех). Но я думаю, что пришло время жить именно так, и я хочу стать таким человеком, всегда смотреть вперед, совершенно не хочу допускать пессимистичных мыслей. А иначе можно кружить на одном и том же месте. Конечно, и у меня бывают моменты упадка, как и всех людей. Но сила в том, чтобы в самое трудное время суметь посмотреть вперед.

И: Во время первого интервью в этом году многое казалось неясным, и лишь теперь нашло свое воплощение в альбоме «Gagaku».
М: Да, кстати, в том, что касается выпуска музыки, чувства тоже стали острее. С возрастом усиливается способность судить и оценивать. И я не хочу терять время напрасно, ни одной секунды. Например, когда кому-то звоню по телефону, то не хочу тратить время на то, чтобы слушать гудки, пока абонент не возьмет трубку (смех). Хочу, использовать время не суетливо, но с толком.

И: Пожалуйста, расскажите о ваших планах на будущее.
М: 30 ноября выходит сингл с ДВД, в декабре возможно выйдет макси-сингл. В этом году я буду заниматься только релизами. Будет хорошо, чтобы все послушали их. И делая всех окружающих счастливыми, я и сам смогу заработать (смех). Конечно, я пока не удовлетворен собой, но постепенно, создавая музыку, смогу реализовать себя. Хочу подняться на более высокий уровень. Я могу посмотреть на себя с точки зрения зрителя, понять свои слабые места и стремиться достичь своей высшей точки.

И: Как Вы уже сказали ранее, концерты пока не планируются?
М: Нет, не планируются.

И: Однако фанаты хотят увидеть Ваш концерт.
М: И я тоже хотел бы выступить перед ними. Но я очень хочу стать композитором, поэтому сначала хочу написать как можно больше музыки, чтобы было что показать, прежде всего хочу укрепить этот фундамент. Возможно, фанатам «Dué le Quartz» не понравится мое творчество. И тогда получится, что они зря придут на концерт. Поэтому я хочу продолжить издавать мою музыку и найти что-то новое. Сейчас я думаю только об этом.

И: Итак, прежде всего слушайте новый альбом Мияви «Gagaku» и следите за новой информацией на его персональном сайте.
М: Да, мой сайт — o-re-sa-ma.com. Здесь я буду помещать самую свежую информацию…